С Екатериной Табашниковой популярный актер отправился в загс буквально за три года до своей смерти, хотя знакомы они были гораздо дольше.

Женщина работала фотокорреспондентом. Первая их встреча произошла в 1997 году, когда она пришла отдать ему снимки: актер попросил напечатать для его личного архива кадры, сделанные для книги журналиста Андрея Максимова. На них Старыгин был запечатлен вместе с Настей, дочкой от брака с актрисой Микой Киселевой.

Читайте также: Томас Маркл: «Жалею, что не умер – тогда они могли хотя бы притвориться, что им грустно»

Тогда Екатерину поразила импозантная внешность исполнителя роли Арамиса. Но через три года при очередной встрече она едва узнала его. «Игорь выглядел уже по-другому. Было заметно, что он нездоров, усталость чувствовалась и в лице, и в осанке. А на шее были большие красные рубцы… Я набралась смелости, подошла и спросила: «Вы меня помните? Я вам передавала фотографии». А после его утвердительного ответа предложила: «Вас давно не было видно, давайте сделаем интервью, у вас будет прекрасный интервьюер. А лучший фотограф Валерий Плотников сделает портрет».

И вдруг он согласился. Потом выяснилось, что пропал Старыгин не случайно, за это время перенес пять сложнейших операций — страдал атеросклерозом, и ему чистили артерии, в том числе и на шее, вот откуда рубцы», — рассказывает Табашникова.

Постепенно между артистом и журналисткой завязались отношения, они начали встречаться. Однако гулять много Старыгин не мог: страдал из-за проблем с ногами.

«Чтобы облегчить жизнь Игорю, я на собственные деньги купила машину — хватило на «Жигули», восьмерку. У него появилась возможность выбираться за пределы двора. Мы стали выезжать с друзьями на природу, в гости, в зоопарк, в больницы. Он регулярно ложился в клинику на профилактику — ему чистили сосуды, обследовали, лечили. Игорь стал следить за своим питанием, придерживался диеты, вовремя принимал лекарства и вскоре окреп — смог нормально ходить и даже вернулся к работе. В это время его очень поддержал коллектив ансамбля Гильдии актеров кино России «Генофонд» и коллега по Театру имени Моссовета — актриса и режиссер Ольга Анохина. Она предложила Старыгину роли в нескольких антрепризных спектаклях, которые сама поставила», — отметила Екатерина.

Отношения к свадьбе долго не шли, да никто и не настаивал. По словам Табашниковой, у обоих были непростые характеры. Но в 2006 пара все же решила расписаться.

«С самого начала нашего знакомства Игорь твердил: «Я больше никогда не женюсь». Очень уж плохо закончился его предыдущий брак. Я тоже не планировала выходить за него, потому что это большая ответственность. В случае размолвки я всегда могла «махнуть хвостом и улететь домой», и это меня устраивало. А тут… Сидим мы с Игорем как-то за столом, по телевизору идет кино, я что-то читаю. И вдруг он говорит: «Ну мы в загс-то пойдем?» Я удивилась, думаю: что это на него нашло?.. Отказывать не стала, сказала: «Ну пойдем…» — и сменила тему.

Но он не забыл, и этот разговор повторился еще раз. На третий раз я сказала: «Ты понимаешь, что это хлопоты? Подавать документы и прочее…» Он говорит: «Съездим, подадим — все сделаем». В итоге заниматься всем пришлось мне. Сначала съездили — взяли свидетельство о разводе: у него даже этого документа не было. Потом поехали подавать заявление в загс. Нас спрашивают: «Вы какую фамилию будете брать?» Я говорю Игорю: «Может, ты мою возьмешь?» Он смеется: «Нет!» — «Ну и я не буду фамилию менять, а двойную не хочу», — поделилась Екатерина.

Как и другим женам артиста, Екатерине пришлось привыкать к тому, что супруга постоянно окружают поклонницы. Однажды, когда они отдыхали в Сочи, произошел показательный случай.

«Все было замечательно, Игоря интеллигентно принимали, мы подружились с аниматорами, которые развлекали отдыхающих, — хорошие молодые ребята. Игорь даже провел для них что-то вроде небольшого мастер-класса. Как-то я задержалась в номере, а когда вышла на улицу, увидела, что на скамейке с Игорем уже сидят две какие-то дамы. И одна из них такая активная, ножки свесила и щебечет что-то без остановки: про мужа, про ребенка, про курортные поездки. Я подошла, села рядом с Игорем с другой стороны, так она меня «одарила» таким взглядом, как будто я посягнула на ее собственность. Игорь ее не предупредил, что супруга здесь, и мне пришлось самой это сказать, причем в достаточно резкой форме», — рассказала Екатерина.

Старыгин ушел из жизни в 63 года: скончался от последствий инсульта. Как вспоминает Табашникова, одним из шумных праздников, который, помимо свадьбы, она устроила супругу, было его 60-летие.

«К ресторану Игорь подъехал в открытой карете, запряженной лошадью. С нами были его друзья: Володя Балон, Валя Смирнитский, Лариса Лужина, однокурсница Наташа Фекленко, участники «Генофонда». Мои цирковые друзья показывали фокусы и номер с пуделями, в который Игорь был тоже вовлечен. Он очень любил собак и был счастлив! Это незабываемый день — получилось все, что я задумала. Когда мы, нагруженные подарками, поднимались домой в лифте, Игорь обнял меня и сказал: «Спасибо, я тебя люблю». Эти три слова он произносил крайне редко…» — рассказала Екатерина в интервью изданию «7 дней».