Единственная дочь известного сатирика Михаила Задорнова впервые рассказала, как уходил из жизни ее отец.

В программе «Звезды сошлись» Елена Задорнова призналась, что последние дни, проведенные с отцом, стали для нее каким-то калейдоскопом событий.

«Когда папа умирал, то и первая жена приезжала. Мы брали смены. Были и я и бывшая жена одновременно… Папа не хотел показывать, что он уходит от нас, но он все прекрасно понимал», — поделилась девушка в эфире телеканала НТВ.

Читайте также: «Митинги репетируете?»: «Уральские пельмени» высмеяли Росгвардию, восхитив Сеть

По ее словам последние дни артиста прошли спокойны. За несколько часов перед смертью он озвучил свою последнюю просьбу — выпить стакан водки и послушать песню «Очи черные».

«Все что он должен был сделать, он совершил. Он многое на самом деле сделал в своей жизни», — заключила Елена Задорнова.

Также дочь сатирика призналась, что она до сих пор не верит, что ее родителя, с которым у нее были самые доверительные отношения, больше нет.

Между тем, стало известно, что против того, чтобы в палату к находившемуся уже в коме Задорнову пустили священника, выступали Алла Пугачева и Максим Галкин. По мнению Примадонны служитель церкви просто хотел пропиариться на имени умирающего артиста.

Из-за этого друг детства сатирика – Владимир Качан сильно разругался со звездной парой. По его словам Задорнов при жизни был верующим человеком, часто посещал церковь и именно по этой причине был бы не против того, что в его палату пришел священник и помолился за него.

«Он верил в Бога на самом деле. Он носил крест, он причащался. Я нашел священника, отца Андрея. Мы чуть не поссорились с Максимом и Аллой. Но я думаю, что православные люди могли за него помолиться», — заявил Качан.

Также школьный друг артиста вспомнил, как в последние дни своей жизни Задорнов прощался с Максимом Галкиным, которого он считал своим преемником.

«В нашу последнюю встречу мы по большей части молчали. Потом Максим Галкин решил примкнуть ко мне и навестить коллегу. Миша лежал и помалкивал. Но что было трогательно. Максим был с одной стороны кровати, а я — с другой. Миша взял руку Максима Галкина и не отпускал. Видимо, для него это что-то значило. И Максим это чувствовал. Ему это было не в тягость. Ему это было нормально. Он держал эту руку все время, пока мы были там. Не было никакого плача. Мы просто молчали. Миша, конечно, не хотел умирать», — рассказал Владимир Качан.