Имя Агафьи Лыковой, хоть она и не является медийным лицом, известно всем, проживающим на постсоветском пространстве. Необычная история ее семьи вызывает удивление. Началась эти события еще в первой половине XX столетия. Хотя можно сказать, что их корни уходят в XVII век, когда богослужебная реформа вызвала в Русской церкви раскол. Людей, отказавшихся принимать нововведения, стали называть старообрядцами. Основная их часть проживала в Сибири.

Побег в тайгу
Акулина и Карп Лыковы, родители Агафьи, проживали в деревне Тиши, находящейся в верховье реки Большой Абакан. Но коллективизация дошла и в их удаленную местность: в результате община старообрядцев, к которой они принадлежали, оказалась разорена, а брат Карпа убит. Эти события заставили семейство Лыковых, имеющих в то время на руках двоих детей – 9-летнего Савина и 2-летнюю Наталью, в 1936 году покинуть деревню и обосноваться на берегу притока горной реки Еринат.

Читайте также: Как сложилась судьба сыновей Черномырдина

Сначала Лыковы жили в шалаше, после построили избушку. Ловили рыбу, охотились, летом собирали грибы да ягоды. Здесь родилось еще двое детей: в 40-м году Дмитрий, а, спустя 4 года, Агафья. Но и отсюда им пришлось поспешно уходить, ведь в 1945 году их место жительства обнаружили военные, разыскивающие дезертиров.

Знакомство с цивилизацией
Углубившись еще дальше в тайгу, семейство спокойно прожило до 1978 года, когда их избушку нашли геологи. За это время умерла Акулина Лыкова, которая в голодную пору отдавала свою еду детям, и в результате в 1961 году умерла от истощения.

Хоть семья и жила вдали от цивилизации, но безграмотными младшие Лыковы не остались. В семье хранились старинные иконы и книги, правда, на старорусском, по которым мать учила детей читать и писать. Жили все вместе в маленькой избушке, в которой была всего одна маленькая комната с сырыми стенами. Мужчины охотились, женщины занимались огородом, ткали одежду и вязали обувь. Вот такими и увидели их геологи, случайно заметившие одинокую избу с вертолета.

К Лыковым стали приезжать ученые, доктора, журналисты, но никто не подумал о том, что живя так долго в изоляции, они утратили иммунитет к некоторым болезням. В результате осенью 1981 года один за другим умерли Дмитрий, Савин и Наталья. После этого посещения запретили, и гости к Карпу и Агафьи наведывались строго по пропускам. А через 7 лет умер и глава семейства, так женщина осталась совсем одна.

Жизнь Агафьи
Сначала Агафья попыталась устроить личную жизнь и вышла замуж за единоверца, приходившегося ей очень дальней родней. Но вскоре они расстались, так как Агафья, по свидетельству окружающих, обладает довольно сложным характером.

В 90-х одах посланники московского митрополита предложили женщине переехать в старообрядческий монастырь. Но там Агафья тоже прожила недолго: то ли климат ей не подошел, то ли тяжело ей было жить среди большого скопления людей, но она предпочла вернуться на заимку.

Там у нее появился сосед – геолог Седов, знакомый с их семьей с 1979 года. Неподалеку от ее дома он в 1997 году построил избушку, где и прожил до 2015 года, скончавшись в 77 лет.

Агафья осталась в одиночестве, связь с цивилизацией она поддерживала по спутниковому телефону, который ей подарили спасатели. В 2016 году ее госпитализировали, но проведя неделю в палате и став на ноги, она попросилась домой.

Она и сейчас живет в тайге. Держит небольшое хозяйство, сажает огород. Одно время ей помогал послушник, присланный старообрядческой церковью, но он заболел, и его увезли в больницу. Пытались помочь и монастырские послушницы, но не смогли выдержать суровых таежных условий.

Год назад Агафья снова связывалась со спасателями с просьбой привезти продуктов. К ней отправился сам губернатор Тулеев. Кроме еды женщине привезли и щенка, которому Агафья очень обрадовалась, ведь до недавнего времени с ней жила собака. Навещала ее и фотограф Светлана Казина. После визита она разместила в Facebook сообщение о том, что знаменитая отшельница ищет компаньонку. Переезжать ближе к цивилизации Агафья категорически отказывается, искренне веря, что духовная жизнь возможно только в уединении.