Когда появилась официальная статистика по смертности в Москве за апрель 2020 года, некоторые – в основном, оппозиционные – издания стали писать, что большое число смертей в этом месяце – следствие скрываемой властями огромной смертности из-за коронавируса. Кто-то с этим согласился, кто-то не поверил. Однако тема получила неожиданное развитие: появилась версия, что рост смертности в столице в апреле вызван не COVID-19, а аномальным холодом. Как температура влияет на наше здоровье и имеет ли новая версия право на жизнь – разбирался Царьград.

Сразу оговоримся, что пока делать какие-то однозначные выводы преждевременно. Но, действительно, есть данные органов ЗАГС, опубликованные правительством Москвы, из которых следует, что в апреле 2020-го умерло аж 11 846 жителей столицы. Это – самый большой показатель за последние 11 лет.

Читайте также: После Рошаля с критикой выступил и кардиохирург от Бога Лео Бокерия

Некоторые СМИ, в частности, «Новая газета», решили поэтому, что «реальная смертность от COVID-2019 в Москве почти в 3 раза выше официальных показателей» – даже не сомневаясь. Посчитали они так: мол, в этом году смертность на 1855 выше средней, официальная статистика по умершим от ковида в апреле – 658 человек. 1855 / 658 = 2,8. То есть, если списать весь «излишек» на коронавирус, окажется, что от него реально умерло почти в три раза больше человек, чем говорится на официальном уровне.

Однако эту логику опровергает сама статистика. В 2020 году в апреле умерло на 1841 человека больше, чем за аналогичный период прошлого года. Однако если сравнить апрельскую смертность в Москве в 2018 и 2017 годах, окажется, что за год смертность выросла на 1292 случая – при том, что никаких эпидемий в 2018 году, как вы помните, в Москве не было. Так что попытка списать всплеск апрельской смертности на коронавирус, основываясь исключительно на статистике – не очень убедительна.

Зато смертность в столице явно зависит от сезонности. Так, судя по той же статистике московских органов ЗАГС, самыми «смертоносными» месяцами каждый год являются декабрь и январь, а также март и октябрь, когда часты перепады температур и резкие похолодания. Так, в 2019 году самая высокая смертность была в январе и декабре, в 2017-м – в январе и октябре, в 2016-м – декабрь и январь, в 2015-м – январь и март, в 2014-м – декабрь и октябрь… Для наглядности приведём эти данные на графиках:

Нетрудно заметить, что в тёплые месяцы умирает меньше людей, а в холодные – больше. Исключением стало разве что лето 2010 года, а именно – июль-август. В это время горели торфяники, вся столица была окутана смогом, и это сильно сказалось на здоровье людей. В целом же тенденция сохранялась на протяжении 10 лет: больше всего смертей приходилось на январь и декабрь, а также на октябрь и март.
К слову, это явление наблюдается не только в Первопрестольной – по всему миру учёные замечают, что в холодные зимние месяцы умирает больше людей. До конца этот феномен не изучен, и учёные спорят о его причинах. Так, в российском Минздраве считают, что зимой обостряются хронические и инфекционные заболевания, кроме того, есть исследования, согласно которым из-за перепадов влажности и давления возрастает риск тромбозов.

Статья на эту тему публиковалась также в авторитетном медицинском журнале The Lancet в 2015 году. Группа учёных проанализировала данные о смерти более 74 миллионов человек в 384 точках мира и абсолютно различных климатических зонах. Исследователи пришли к выводу, что экстремальные температуры не так сильно сказываются на смертности, как «более умеренная, но неоптимальная погода». Причём смертность возрастает, когда температура ниже оптимальной. Кроме того, по словам учёных, когда люди чувствуют холод, они более подвержены инфаркту, инсульту, пневмонии и гриппу. Кровяное давление и густота крови также повышаются, когда холодно, что провоцирует сердечно-сосудистые заболевания.
Поэтому нынешняя повышенная смертность в Москве в апреле 2020 года может быть связана не с коронавирусом, а с аномальным для этого месяца холодом. Такую версию высказал один из авторов научно-популярного журнала Naked Science.

Нас убивает холод?

В своей статье он вслед за авторами исследования, опубликованного в The Lancet, указывает на то, что «при падении температур у человека повышается вязкость крови, а также концентрация в ней тромбоцитов». Это увеличивает риск сердечно-сосудистых заболеваний – инфарктов, инсультов, остановок сердца. Соответственно, растёт и смертность от них.
Апрель 2020 года был самым холодным за последние 15 лет – об этом писали «Метеоновости». А ведущий специалист центра «Фобос» Евгений Тишковец сделал такой же неутешительный прогноз и на май, объяснив нынешние весенние холода гигантским циклоническим вихрем североатлантического происхождения. И именно этот фактор автор статьи на Naked Science считает ответственным за резко возросшую смертность.
Кстати, в пользу его предположения говорит и опубликованная московским Депздравом разбивка апрельской смертности в столице по причинам смерти. Оказывается, в 2020 году в этом месяце от БСК (болезней системы кровообращения) умерло на 1165 человек больше, чем в прошлом. Вот за счёт чего возник скачок смертности в этом апреле. А вовсе не из-за коронавируса…

Есть и ещё один момент, который, по словам автора Naked Science, определяет повышение смертности в определённые периоды. Если холодному месяцу предшествовал ещё более холодный, то те, кто был в группе риска, гибнут именно тогда, когда ударят первые холода, поэтому в следующий холодный месяц смертность может быть гораздо ниже. Автор статьи на Naked Science называет это «эффектом жнеца». По его словам, зима в этом году была мягкой, а потому многие сердечники, которые находились в группе риска, выжили и дотянули до весны. Возможно, этим эффектом можно объяснить и ежегодную невысокую смертность в Москве в феврале и ноябре – потому что они следуют после холодных января и октября. Однако «пиковому» по смертям январю предшествует обычно не менее «пиковый» декабрь, и это уже никакими эффектами не объяснишь.

Как бы то ни было, версия автора статьи, что холод увеличивает риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний, не лишена логики. Тем более что исследования со схожими выводами уже проводились. Насколько жизнеспособна эта идея и правда ли, что холод нас убивает, мы решили выяснить у врачей.

Не только холод

Доктор медицинских наук, врач-кардиолог Юрий Конев в интервью Царьграду согласился с тем, что перепады температур, а также атмосферного давления опасны для сердечников. Особенно это касается пожилых людей:

«Метеочувствительность, конечно, присутствует, и с возрастом она увеличивается. Любые перепады температуры в пожилом и старческом возрасте сказываются на здоровье. Пожилые люди умирают тогда, когда есть перепад температурный или атмосферный. Потому что регуляция сердечно-сосудистой системы наиболее подвержена риску осложнений именно в эти периоды. А с возрастом адаптационные возможности нашего организма снижаются».

Впрочем, увеличение смертности в холодное время может быть связано не только с температурой, но и с ослаблением иммунитета. И опять это касается, в первую очередь, стариков.

«Иммунная система резко слабеет с возрастом. Пожилые люди погибают от тех же сквозняков. К тому же режим питания в зимний период лишён витаминов и пищевых волокон. И к концу зимнего периода снижается и так уже пониженная активность иммунной системы», – объяснил врач.

Что касается предположения, что от холода повышается вязкость крови и, соответственно, риск инфарктов и инсультов, то здесь Юрий Конев не стал отрицать закономерности:

Определённая закономерность есть, но она наблюдается у тех лиц, у которых регуляция тромботического потенциала крови нарушена изначально. И риск для них, естественно, возрастает. Но и коронавирус провоцирует не только пневмонию, но и тромбозы мелких сосудов, что часто становится причиной смерти от него. Поэтому сейчас на определённой стадии лечения коронавирусной инфекции рекомендуют применять антикоагулянты, 

– сказал Конев.

То есть вина холода в возросшей в апреле смертности москвичей, вероятно, есть, но и коронавирус сбрасывать со счетов не стоит.

В то же время заведующий хирургическим отделением Центра сердечно-сосудистой хирургии ГВКГ им. Бурденко, кардиолог Алексей Федоров заявил, что апрель в этом году не был настолько холодным, чтобы как-то значительно повлиять на смертность от сердечно-сосудистых заболеваний.

Не такой холодный был месяц, чтобы как-то изменились показатели. Мы не отмечали увеличения числа сердечно-сосудистых заболеваний. Но в условиях, когда большинство стационаров переделаны под больных с COVID-инфекцией, ухудшается оказание плановой медицинской помощи. Больные с хроническими заболеваниями недополучают медицинскую помощь – это данность пандемии,

– сказал врач в беседе с Царьградом.

Хотя более сильные холода, как в зимние месяцы, по его словам, на здоровье сказываются негативно. Потому что резкие холода – это для человека экстремальная ситуация. И у тех же сердечников зимой чаще возникают спазмы сосудов.

Словом, с предположением, что этот апрель «убил» лишних полторы тысячи человек своей низкой температурой, врачи-кардиологи согласиться не могут. Просто потому, что температура не была настолько низкой. И даже если это имело место, то уж точно было не единственным фактором. Но и «горы ковидных трупов, скрываемые властями» – тоже не объяснение необычно высокой московской смертности. Скорее всего, коронавирус как лишний удар по иммунитету подкосил здоровье пожилых сердечников, а часть из них оказались лишены привычной медицинской помощи из-за перепрофилирования врачей и больниц на COVID-19, вынуждены были при недомогании оставаться дома. И вот эта совокупность факторов стала для них роковой.

Одно радует: впереди – летнее тепло. А летом по статистике умирает меньше людей, да и иммунитет укрепляется. Будем надеяться, что и скорой победе над ковидом лето поможет.